История коррупции в России


Кормление трансформировалось в лихоимство



Скачать 373.99 Kb.
страница3/7
Дата02.10.2018
Размер373.99 Kb.
Название файлаЛЕКЦИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕ.doc
ТипЛекция
1   2   3   4   5   6   7
Кормление трансформировалось в лихоимство (подкуп за действия, нарушающие действующее законодательство) и мздоимство (за действия без нарушения закона). К ХV в. лихоимство и мздоимство уже образовывали систему взяточничества, коррупции. Первым законом, определившим наказание за взятку судей явился “Судебник” 1497 г. Новое проявление взяточничества – вымогательство известно с ХV1 в. С этого же времени возникает практика “взятки за лицензию”, начатая царским тестем боярином Ильей Милославским. А глава Земского приказа Леонтий Плещеев превратил суд в инструмент беспредельного вымогательства. Шурин Плещеева – Петр Траханиотов, ведавший Пушкарским приказом, месяцами не выплачивал жалованье стрельцам, оружейникам и иным подчиненным, присваивая деньги. Доведенный до отчаяния народ 25 мая 1648 г. учинил в Москве бунт, требуя выдачи и казни Плещеева, Траханиотова, Морозова. Поскольку мятеж не удавалось пресечь, царь (Алексей Михайлович) был вынужден выдать сперва Плещеева, забитого насмерть толпой, а затем и Траханиотова, казненного “по правилам”. Московский бунт 1648 г. оказался единственным (и в какой-то степени успешным!) в российской истории выступлением против взяточников и коррупционеров.

Коррупция в России становится массовым, тотальным злом к ХV111 в. Существование коррупции как препятствие развитию страны впервые было осознано Петром I. Он видел в недобросовестности чиновников чуть ли не главного врага своих реформ. Соответственно и меры по отношению к врагу принимались серьезные.

Распространенность лихоимства (взяточничества) в России была столь значительной, что по указу Петра I от 25 августа 1713 г. и позднейшим «узаконениям» (Указы 24 декабря 1714 г., 5 февраля 1724 г.) лихоимцам была определена в качестве наказания смертная казнь. Однако и она не слишком устрашала казнокрадов. Петр I со всей определенностью попытался запретить обмен дарами между чиновниками и «просителями» и окончательно объявить давнюю традицию отклонением от нормы, введя в 1715 г. регулярный оклад для служащих. В результате добился лишь того, что взятки стали брать осторожнее и перешли на деньги.

Чтобы представить себе хотя бы приблизительные масштабы продажности российских чиновников, достаточно вспомнить такие исторические персонажи, как дьяки и подьячие царских приказов допетровского и столоначальники поздних периодов; ближайшего сподвижника Петра I князя А.Д. Меньшикова, чудом избежавшего ссылки в Сибирь, когда выяснилось, что он брал взятки за предоставление выгодных военных подрядов; казненного при Петре же за казнокрадство и лихоимство сибирского губернатора Гагарина; казнокрадов и взяточников высочайшего уровня из ближнего окружения последнего российского императора2.

Характерен эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен при всем истеблишменте сибирский губернатор князь

Матвей Гагарин. А потом, через три года, четвертовали за взяточничество обер-

фискала (Главного прокурора) Алексея Нестерова — того, кто изобличил Гагарина.

После казни Гагарина разъяренный мздоимцами царь намеревался даже издать указ, по которому каждый, «кто украдет у казны лишь столько, чтобы купить веревку, будет на ней повешен». Остановило Петра только признание генерал-прокурора графа П. Ягужинского, что они все воруют, «только один больше и приметнее, чем другой». А потому, дескать, новый указ может оставить императора без подданных. Генерал-прокурор был уверен, что скорее кончатся подданные, чем удастся искоренить казнокрадство и взяточничество. Эта уверенность подкреплялась традиционной двойственностью государственной политики в сфере борьбы с коррупцией, когда одним прощалось то, за что безжалостно карали других.

После смерти Петра масштабы коррупции только расширялись и достигли своеобразного апогея при Екатерине Великой. Именно в ее царствование Карамзиным была произнесена вошедшая в историю характеристика России: «Воруют».

Надо сказать, что первоначально Екатерина Великая пыталась, «входя подробно во все вредности», искоренить зло и найти «справедливейшее и ближайшее средство» для борьбы с коррупцией. Средство это, как казалось императрице, должно было заключаться в заполнении вакантных должностей «достойными в знании и честными людьми» и в назначении им «к безбедному пропитанию по мере каждого довольного жалованья», а «еси бы же кто... отважился коснуться лихоимству, взяткам и подаркам... такой нечестивый и неблагодарный и яко заразительный член обществу, ни только из числа честных, но всякого роду чиновничьего истреблен будет...». Увы... Действенных результатов «справедливейшее средство» не дало, и вскоре Екатерина вынуждена была констатировать: «Но к чрезмерному нашему сожалению открылось, что и теперь нашлись такие, которые мздоимствовали и в повреждение нашего интереса в утеснение многих, а что паче всего, будучи сами начальствующие и одолженные собою представлять образ хранения законов подчиненным своим, те самые преступниками учинилися и их в то же зло завели»3...

Понимая, что кардинально изменить что-либо у нее не получилось, Екатерина достаточно быстро смирилась с практикой коррупции и казнокрадства, подведя даже под свое бессилие в борьбе с пороком любопытную философскую базу. Императрица, например, предпочитала не менять генерал-губернаторов, полагая, что тот, кто долго сидит на своем месте, уже наворовал и набрал взяток, а всякий вновь назначенный начнет все сначала.

Изменившееся отношение Екатерины к проблеме коррупции не случайно. Для того чтобы искоренять зло, нужно все-таки самому придерживаться соответствующих принципов, в противном случае вступает в действие известная восточная мудрость: «Кто живет в стеклянном доме — не должен кидаться камнями».

Высшие слои, сановные вельможи, те самые, которые «жадною толпой» стояли у трона, привыкали эксплуатировать свое привилегированное политическое положение с конкретной целью «экономического» обогащения.

А за тонким слоем придворных вельмож стояли более широкие ряды чиновников и дворян, которые уже не имели непосредственного контакта с высшей властью, но аппетиты у которых были вполне сановными. Глядя на царедворцев, обогащавшихся через прислуживание и выспрашивание, более мелкий служивый люд наживался путем вымогательства и угроз по отношению к подчиненным, просителям и вообще всем, кто стоял ниже на иерархической лестнице.

Прошли века, менялся общественно-политический строй, но коррупция в России оставалась бессмертной. Так, “Коррупция поселилась в Советах еще до прихода их к власти… Коррупция пронзила структуры советской власти с первых же минут ее реального владычества”. И советское государство с первых дней своего существования предпринимало попытки жесточайшими мерами, включая смертную казнь, бороться со взяточничеством и столь же тщетно.

В Советском государстве отношение к коррупции было довольно двойственным. С одной стороны, злоупотребление служебным положением рассматривалось как одно из наиболее тяжких преступлений, за которое предусматривались суровые меры вплоть до расстрела. С другой — при отсутствии независимой судебной власти чиновничество (номенклатура) представляло класс, неподвластный контролю общества, и не боялось наказаний. Если умолчать об этих явлениях не представлялось возможным, то они преподносились как некие издержки функционирования органов власти (достаточно вспомнить “хлопковые”, “фруктовые”, “рыбные”, они же - “узбекские”, “казахские”, “молдавские”, “московские”, “одесские” и прочие дела и процессы, отразившие лишь видимую, поверхностную часть явления) либо как отдельные факты, не вытекавшие с неизбежностью из существовавшей системы. К 70-м годам ХХ в. советская номенклатура и бюрократия вплоть до руководителей государства и Коммунистической партии были тотально развращены и коррумпированы. Это создавало благоприятную почву для дальнейшего внедрения коррупции в общественные отношения при либерализации экономических и политических отношений в стране на рубеже 90-х годов.

Приведенный выше исторический экскурс позволяет сделать следующие выводы:

во первых - что история нашего государства свидетельствует о том, что коррупция, наряду с другими социальными недугами (воровством, пьянством, беззаконием, нищетой и бесправием большинства населения и др.), всегда были чрезвычайно распространены в стране;

во вторых в России неоднократно предпринимались безуспешные попытки покончить с коррупцией.

В числе причин неудач в этой борьбе можно назвать:



  1. неизменность и «однобокость» используемых подходов;

  2. приоритетным направлением в этой борьбе выступали репрессии, которые не могут принести долговременных положительных результатов;

  3. с приходом к власти нового правителя взгляды его предшественников кардинально не менялись, лишь слегка корректировались и дополнялись;

  4. кроме того, с коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно представители этого аппарата, что приводило к двум последствиям:

    • боровшиеся были не в состоянии менять коренные причины, порождающие коррупцию, поскольку они восходили к важнейшим условиям существования системы;

    • борьба против коррупционеров нередко перерастала в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг.

До 2008 года следовало отметить, что, к сожалению, воз и ныне там. Публикуемый ежегодно Индекс восприятия коррупции (ИВК), составленный Трансперенси Интернешнл (ТИ) - всемирной коалицией по противодействию коррупции, высвечивает роковую связь между нищетой, несостоятельностью государственных институтов и взяточничеством. Как видно на СЛАЙДЕ у России не завидное положение.4

Не случайно свои первые шаги на посту президента Дмитрий Медведев плотно увязал именно с антикоррупционной политикой. Уже через три месяца пребывания Д.А. Медведева в Кремле, практически весь его аппарат заработал на создание программы действий в области борьбы с этим явлением. 19 мая был создан Совет по противодействию коррупции, уже работает его президиум, который два раза в год будет представлять отчет президенту о проделанной работе. Регулярно о том же самом будет докладывать главе государства и совету Генпрокурор, ведомство которого активно подключится к реализации плана. На заседании Совета по противодействию коррупции в октябре 2008 г. Президент отметил, что коррупция приобрела масштабные формы и в качестве стратегической задачи, стоящей перед страной, определил необходимость снижения ее уровня.

«Для свободного демократического и справедливого общества враг номер один - это коррупция», - сказал Дмитрий Анатольевич в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации.

Заведующий сектором уголовного права и криминологии Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор В.В.Лунеев в 2007 году сказал, что у нас многое есть для более эффективной борьбы с коррупцией, но нет главного - государственной политической воли. А без нее все наши интеллектуальные потуги бесполезны.5

Таким образом можно констатировать, что до настоящего времени в России отсутствовала однозначно выраженная, свободная от двойных стандартов и нелогичных действий политическая воля противодействовать коррупции, но с принятием Национального плана противодействия коррупции ситуация кардинально изменилась.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©rppna.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница