И. П. Массалина Рассматриваются различные классификации и особенности дискурсивных маркеров (Д. Шиффрин, Б. Фрейзер, К. Бауэр Рамазани и др.). Термин «дискурсивный маркер» соотносится с особым классом слов, принцип



страница1/4
Дата07.11.2018
Размер94 Kb.
Название файлаДискурс маркер.doc
  1   2   3   4

УДК 800. 879 (06)
ДИСКУРСИВНЫЕ МАРКЕРЫ

И.П. Массалина

Рассматриваются различные классификации и особенности дискурсивных маркеров (Д. Шиффрин, Б. Фрейзер, К. Бауэр – Рамазани и др.). Термин «дискурсивный маркер» соотносится с особым классом слов, принципиально важным свойством которых является их непосредственная связь с функционированием дискурса. Дискурсивные маркеры  являются классом слов с уникальными формальными и прагматическими возможностями, их частотность довольно высока. Объем и границы дискурсивных слов варьируют от одного языка к другому. В нашем исследовании к дискурсивным маркерам мы отнесли следующие группы слов: 1) союзы; 2) предлоги; 3) артикли; 4) местоимения; 5) наречия; 6) существительные, входящие в состав словосочетаний служебного характера.
дискурс, дискурсивный маркер, дискурсивное / недискурсивное употребление, прагматический, классификация,  когезия, когеренция, функциональный, контекст, фрагмент, теория релевантности, эксплицитный

В настоящее время отмечается повышенный интерес к дискурсивным маркерам в исследованиях различных языков. Данные слова позволяют продуктивно применять коммуникативный, прагматический и другие современные подходы к изучению языковых явлений в английском и других языках. В лингвистической литературе эти функциональные единицы фигурируют под различными названиями:  дискурсивные маркеры, дискурсивные частицы, дискурсивные коннективы, прагматические  частицы, прагматические маркеры и др.

Дискурсивные маркеры в разных языках обладают рядом особенностей:

1. Дискурсивные маркеры не образуют естественный класс единиц. Этот класс не имеет четких границ и объединяет единицы, которые различные классификации относят к разным частям речи. Попытки задать подобные слова списком оказываются весьма спорными, а принадлежность слова к классу дискурсивных маркеров определяется главным образом на основании функциональных критериев.

2. Дискурсивные маркеры не имеют денотата в общепринятом смысле; их значения не предметны, поэтому их можно изучать только через их употребление. Они часто бывают высокоидиосинкразическими:  «непереводимыми»,  в том смысле, что в различных языках не существует их точных эквивалентов.  Общепризнанным является то, что такие слова имеют, по крайней мере, одно значение, которое противостоит пропозициональному значению. «Своеобразие плана содержания дискурсивных маркеров часто определяется отсутствием у них собственно лексического значения или десемантизацией слова в его дискурсивных употреблениях, т.е. они употребляются для усиления, выделения, подчеркивания… Дискурсивные маркеры кажутся необязательными элементами,  функционирующими  в качестве сигналов для слушателя, облегчающими интерпретацию высказывания на базе различных контекстуальных подсказок, но их  значение является решающим для взаимодействия, осуществляемого речью. Единицы данного класса выражают отношение говорящего к адресату или к ситуации, о которой идет речь, его намерения, предположения и эмоции. Если изучающие язык не освоили значение этих слов, их коммуникативная компетенция значительно  ухудшится» [1, 341].

3. У многих слов такого типа существуют, наряду с дискурсивными, и другие, недискурсивные, употребления. При этом между дискурсивными и другими употреблениями некоторого слова часто не существует семантической связи, поэтому в большинстве случаев исследователи не пытаются соотнести друг с другом различные функции слова в дискурсе, описывая дискурсивные употребления отдельно от прочих употреблений.

4. Проведение границы между значением дискурсивного маркера и значением контекста также оказывается более сложной процедурой, чем в случае конкретной лексики. Многие дискурсивные маркеры могут полностью сливаться с контекстом, дублируя семантику его отдельных фрагментов.

5. Описание дискурсивных маркеров обычно требует рассмотрения значительно более длинных контекстов, чем в случае других единиц или недискурсивных употреблений соответствующих единиц [2, 8].

Дискурсивные маркеры  являются классом слов с уникальными   формальными и прагматическими возможностями, их частотность довольно высока. Объем и границы дискурсивных слов варьируют от одного языка к другому. Четкого и единого определения термина «дискурсивный маркер» не существует. Этот термин соотносится с особым классом слов, принципиально важным свойством которых является их непосредственная связь с функционированием дискурса.

«Всякий дискурс, будь то текст, монолог или диалог, состоит из более мелких коммуникативных единиц, которые организуют структуру дискурса» [3, 119]. Цельность и связность дискурса – важнейшая из его отличительных черт, поэтому дискурсивные маркеры обеспечивают грамматическую и смысловую цельность дискурса, организуя тем самым смысловую связность его единиц.

Принципиально важным свойством дискурсивных маркеров является обеспечение формально – грамматической и смысловой связности частей дискурса. Данные единицы обеспечивают связность дискурса за счет демонстрации свойств когезии и когеренции. Когезия обеспечивает формальную связь дискурса, определяется различными типами отношений между составляющими дискурса. Когеренция обеспечивает смысловую организацию текста как единого целого.

Когеренция шире когезии, она охватывает не только формально-грам­матические аспекты связи высказываний, но и семантико-прагматические (тематические и функциональные в том числе) аспекты смысловой и деятель­ностной (интерактивной) связности дискурса, как локальной, так и глобаль­ной.

Дискурс обладает когезией; когерентность проявляется во взаимодействии стратегий в диалоге, в котором все ходы участников соответствуют их общим, глобальным целям. Это сравнение раскрывает идею глобальной когеренции как отношение каждого конкретного высказывания к общему плану коммуникации: обмен высказываниями в речи обусловлен стратегиями, пла­нами, сценариями, когнитивными схемами, находящимися в сознании инте­рактантов, причем каждый новый ход заставляет их корректировать свои пла­ны и стратегии. Таким образом, можно сказать, что когеренция есть понятность текста и его смысловая целостность.

Среди целей, которые преследуют коммуниканты, особо выделяются так называемые собственно текстовые цели (цели, сосредоточенные непосред­ственно на порождении и структуре дискурса: дать необходимую фоновую информацию, привести пример, предложить аргумент). Как правило, в раз­вернутых суждениях, диалогах, по мере продвижения говорящего или пишущего к уров­ню конкретизации идеи, ее детализации, такие текстовые цели становятся доминирующими. Именно в этом аспекте предлагается говорить о локальной когеренции.

Когезия (формально-грамматическая связность текста) определяется различными типами языковых отношений между предложениями, составляющими текст или высказывания в дискурсе. М.А.К. Халидей и Р. Гассан [4] предлагают рассматривать пять аспектов таких отношений:

1) указательная, личная, сравнительная референция;

2) субституция имени, глагола и предикативной группы;

3) эллипсис имени, глагола и предикативной группы;

4) союзные слова и другие коннекторы, выражающие одно из ограниченного набора отношений, причем весьма общих, связывающих разные части текста;

5) лексическая когезия, часто достигаемая повтором лексических единиц в смежных предложениях: посредством повтора одного и того же сло­ва или лексического эквивалента исходного слова, повтора родового поня­тия, коллокации и т.д. К явлениям этого уровня относятся механизмы ко- и кросс-референции, анафоры и прономинализации, широко изучающиеся в лингвистике текста.

Книга Деборы Шиффрин «Дискурсивные маркеры» (Discourse markers) считается одной из самых известных работ, посвящённых исследованию дискурсивных маркеров [5]. Терминология, предлагаемая в этом исследовании, в настоящее время широко используется американскими лингвистами [6, 32].

Д. Шиффрин классифицирует одиннадцать дискурсивных маркеров, представленных сочинительными и подчинительными союзами (and, but, or because), темпоральными и союзными наречиями (now, then, so), частицами (oh, well), вводными предложениями (you know, I mean). Основная функция дискурсивных маркеров, согласно Д. Шифрин – это обеспечение когезии текста: «Дискурсивные маркеры не создают, но показывают отношения между сегментами дискурса» [5].

Исследование этих единиц проводится ею на пяти «уровнях речи» (planes of talk): 1) пропозициональная структура; 2) структура действий (речевые акты); 3) структура чередования; 4) структура участников; 5) информационное состояние.

Дискурсивные маркеры обеспечивают связность на всех этих уровнях, тем самым интегрируя их. При этом каждый конкретный дискурсивный маркер относится в первую очередь к тому или иному плану: oh – к информационному состоянию и к структуре действий; well – к структуре участников; and – к пропозициональной структуре. Однако употребление дискурсивных маркеров, согласно Д. Шиффрин, полифункционально [5].

Б. Фрейзер в книге «Прагматические маркеры» (Pragmatic Markers) [7] даёт следующую классификацию маркеров: 1) базовые маркеры (basic markers); 2) маркеры-комментарии (commentary markers); 3) параллельные маркеры (parallel markers); 4) дискурсивные маркеры (discourse markers). Основная функция прагматических маркеров - указание на типы сообщений (прямое или имплицитное) [8, 386 - 387].

1) Базовые (базисные - основные) маркеры указывают на характер (силу) «базового (базисного) сообщения»:





  • Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©rppna.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница